Юрий Михальчик: «Мой сын начал зарабатывать на мотоспорте с 5 лет»


Опубликованно 09.08.2018 02:57

Юрий Михальчик: «Мой сын начал зарабатывать на мотоспорте с 5 лет»

20-летний Илья Михальчик, уже долгое время держит звание чемпиона Украины по шоссейно-кольцевым гонкам, несмотря на его юный возраст. Ведь с пеленок, его отец Юрий Михальчик- признанный мастер по стант-райдингу, мотокроссу и шоссейно-кольцевым гонкам приобщает к любимому делу. Хотя Юрий давно не практикует участие в соревнованиях, он ведет активную тренерскую деятельность. Главным его учеником, и «проектом» является именно Илья, который унаследовал от отца любовь к мотоспорту.

Поэтому в тесных кругах, фамилия Михальчик вызывает только одну ассоциацию - два поколения одного дела.

Юрий Михальчик:

Каким образом было принято решение заниматься Илье мотоспортом?

Моя карьера началась примерно после 26 лет, в 28 лет я понял, что хочу зарабатывать на мотоцикле, прыгать фристайл-мотокросс и делать шоу стант-езды. А Илья начал зарабатывать на мотоспорте с 5 лет, выступая со мной на шоу программах.

Так, например, вместе с Ильей мы проехали 152 метра на переднем колесе. Я решил установить большее доверие между папой и сыном, и мы сделали это вместе.

Илья ездил в мотокроссе с 5 до 14-15 лет, конечно, не на таком профессиональном уровне, как в шоссейно-кольцевых гонках.

Я всегда создавал условия и подтягивал правильных людей, это было основным вкладом. Ко мне пришел ученик, который в будущем проинвестировал в моего сына. С этим человеком мы проехали плечом к плечу пять лет, но потом наши пути разошлись.

 Сталкивались ли вы с трудностями совмещения роли отца и тренера?

Самый сложный период был с 16 до 18 лет – это был переломный период отца и сына, тренера и ученика.

Я взял пример у Гарри Эвардса и его сына Стефана Эвардса – 10-кратного чемпиона мира по мотокроссу. Отец поставил Стефану ультиматум: либо они работают в системе, либо он идет работать таксистом. Так же сказал и я. Тогда и закончились все детские прихоти. Мы решили, что либо мы делаем то, что надо, либо не делаем ничего. И в 16 лет Илья переключился на более профессиональную систему и включился в процесс. Я сказал, что бы должны быть помощниками и партнерами друг другу. Все интриги отступили, и мы действительно стали партнерами.

Что для вас есть понятие успеха?

Как мне кажется, когда я начал заниматься мотоспортом, я стал успешным среди своих конкурентов и зрителей, потому что все видели мое отношение к себе. То есть я ко всем относился точно так же, как хотел бы, чтобы относились ко мне – с уважением и любовью.

Достичь успеха для меня – это быть признанным и приглашенным в одно зерно идеи, то есть иметь общую точку соприкосновения.

Ни в коем случае, это не быть лучше других, или иметь какие-либо материальные блага. Быть успешным - это быть свободным и никому не должным, наслаждаться жизнью и миром, быть полезным для других.

Мой успех – это быть свободным от себя прежнего, от людей, которые меня окружают, любить их просто так, а не за что-то.

Сейчас, смотря на езду другого поколения, вы представляете себя на треке, ощущаете себя «в игре»?

Когда я смотрю на гонки, все еще ощущаю себя там, на треке. Вместе с пилотами, мысленно езжу и летаю по треку. Я не считаю, что отошел от практики, потому что я постоянно езжу на мотоцикле. Продав все машины, я сел за руль скутера, с которым я каждый день и круглый год, независимо от погодных условий. Я вышел из зоны комфорта, чтобы поддерживать себя в форме. Тем самым хочу показывать сыну пример, чтобы он понимал, что в любом возрасте и в любое время можно расти и развиваться, идти к своей цели.

Какую, по вашему, самую экстремальную вещь вы совершали?

Из всего опыта, мне кажется, самое опасное, что я делал – это прыжок на кроссовом мото расстоянием в 49 метров. Это был разрывной трамплин в две стоящих фуры. Но шел я к этому постепенно и постоянно, ставил меньшие рекорды Украины.

Каждый раз я старался выходить за пределы своего ума и возможностей, и хотел узнать свои пределы. Так, на трассе «Супербайк» в Португалии, я проехал около 250 метров на переднем колесе. У меня не было другого выхода, потому что заклинил мотор. Планирую попасть еще раз туда, и измерить точную цифру.

Жалеете ли вы о чем-то в своей жизни?

Ни о чем в своей жизни я не жалею. Я считаю, что у меня все складывалось гармонично, и успехи и взлеты, и падения. У меня никогда не было конкретных сожалений в том, что я что-то не успел.

Илья Михальчик:

Какой вклад отца в твои достижения?

Отец внес очень большой вклад, за что я ему безмерно благодарен. Папа в первую очередь мой тренер, и на сегодняшний день – мой третий глаз, который дает мне вспомогательные числа со стороны, помогает мне что-то улучшить, как на трассе, так и в обычной жизни.

От папы я взял самое основное – понимание того, что ты делаешь. Все, что делал отец, он делал осознанно. Я стараюсь следовать его примеру.

Почему ты предпочел кольцевые гонки мотокроссу?

Мне нравится и мотокросс, и шоссейно-кольцевые гонки. С помощью финансовой поддержки, я пошел в кольцевые гонки. Я думаю, что если бы мне создали условия в мотокроссе, то я и там бы хорошо себя проявил, и показывал высокий результат.

Шоссейно-кольцевые гонки мне ближе по характеру, потому что там есть и плавность, и техника, и скорость.

Помнишь ли ты совместные приключения с отцом на мотоцикле, в частности прыжки через огонь? Какими были детские впечатления?

Мое детство было насыщено как приключениями, так и стрессовыми ситуациями. Ярким воспоминанием есть история, случившаяся в Судаке, когда мне было шесть лет. Мы ехали с отцом по городу на мотоциклах, я был на своем мини-байке. Вдруг папа уехал от меня далеко, а я не знал дорогу. Попытки его догнать провалились, и я заехал в тупик, но как оказалось, за мной на машине ехала мама. Это была самая стрессовая ситуация.

Какая манера поведения присуща тебе во время гонки?

Мое поведение всегда спокойное и хладнокровное, чтобы иметь возможность работать с эмоциональным интеллектом во время всей гонки, не обращать внимание на происходящее, и контролировать свой путь. Основное правило – это быть сдержанным, выжидать и ехать с пониманием.

 Играет ли какую-то роль фактор страха?

Страх есть всегда, иногда он начинается даже за пару дней до гонок. Больше играет ответственность, за то, что люди верят в меня, и болеют.

Сам страх гонки пропадает уже на первом кругу. Это процесс работы, которым я занимался с самого детства и продолжаю заниматься, он самостоятельно отходят от нашего разума, не дает нервничать.Читайте также:



Категория: АвтоМотоСпорт